Перейти на Форум СМИ Rusbankrot.ru Гарант сделок / Медиация 10000+
Общественная приемная
Уплатить членские взносы
Если на момент совершения сделок не было кредиторов, то не могло быть и намерения причинить им вред

Если на момент совершения сделок не было кредиторов, то не могло быть и намерения причинить им вред

21.12.2020
Если на момент совершения сделок не было кредиторов, то не могло быть и намерения причинить им вред

Верховный суд рассмотрел спор в рамках дела о банкротстве гражданина (определение №305-ЭС20-12206 от 17 декабря 2020 года).

Суть спора

За семь лет до начала банкротства гражданина был заключен договор купли-продажи недвижимого имущества.

Сестра продала брату земельный участок и жилой дом за 1 500 000 евро, при этом 600 000 евро брат обязался уплатить в течение дня с даты регистрации перехода права собственности на недвижимость (декабрь 2012 года). В отношении оставшейся суммы срок уплаты определили до ноября 2021 года.

Затем стороны заключили соглашение о расторжении договора, сестра обязалась вернуть брату деньги, однако обязательство не исполнила.

Позднее в отношении сестры по ее заявлению было возбуждено дело о несостоятельности. Финансовый управляющий посчитал, что сделка между родственниками прикрывала дарение в пользу брата, а соглашение о расторжении подписано для создания на стороне должника фиктивной задолженности.

Суд первой инстанции управляющего поддержал, указав на недобросовестность сторон. А также – на то, что не подтверждена оплата по сделке со стороны брата.

Однако в суде апелляционной инстанции с этим не согласились. Здесь пояснили, что преследование сторонами цели причинения вреда кредиторам за семь лет до начала банкротства не доказано. Также указывалось на наличие между сторонами судебных споров (например, сестра просила взыскать ущерб, причиненный жилому дому), противоположность их позиций в деле о банкротстве.

Суд округа остался на стороне первой инстанции.

 

Позиция Верховного суда

Верховный суд указал, что сделки могут оспариваться лишь в интересах тех кредиторов, требования которых на момент сделки существовали или могли возникнуть с большой долей вероятности. Если кредиторов не было, то и намерения причинить им вред заведомо не могло возникнуть.

Предъявленные к должнику требования (кроме требований ее брата) появились на основании сделок, совершенных в 2018 году. Соответственно, на момент возникновения задолженности перед братом – апрель 2017 – кредиторские требования к должнику отсутствовали.

Также Верховный суд напомнил: связанность сторон не исключает реальный характер задолженности. Оценивая это, в расчет следует брать историю возникновения обязательства, перемещение материальных благ между сторонами, процессуальное поведение должника.

Как пояснял брат, сделка купли-продажи совершалась из-за отъезда сестры на постоянное место жительства за рубеж. В спорном доме он жил вместе со своей семьей После того, как сестра вернулась, договор купли-продажи расторгли.

Требования по возврату части оплаты были заявлены в суд, который удовлетворил иск. При этом в ходе данного спора сестра по поводу долга возражала, а впоследствии обжаловала судебный акт – но безуспешно. Также в деле о собственном банкротстве сестра поддерживала позицию финансового управляющего, указывая на фиктивность долга по сделке.

Верховный суд посчитал, что эти обстоятельства скорее приводят к выводу о конфликте, нежели о договоренности сторон.

В силе было оставлено постановление апелляционного суда.

 

Подписывайтесь на  telegram-канал «Ликвидация и банкротство», чтобы быть в курсе свежей судебной практики.


10555 1

Оставьте свой комментарий
*Имя *e-mail
 
Защита от автоматического заполнения
CAPTCHA
обновить изображение
Введите слово с картинки*:
1 комментарий свернуть все