Перейти на Форум
Вопросы аффилированности в делах о несостоятельности, рассмотренных Верховным судом

Вопросы аффилированности в делах о несостоятельности, рассмотренных Верховным судом


Вопросы аффилированности в делах о несостоятельности, рассмотренных Верховным судом

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.
  
1. Дело, в котором аффилированность стала доводом в пользу действительности поручительства (Определение ВС РФ №305-ЭС18-22264) 
Конкурсный управляющий банком попросил суд включить денежные требования в реестр требований должника-акционерного общества. Основание этого требования – договоры поручительства, которые заключило АО, поручаясь за выполнение обязательств четырех компаний.
Конкурсный управляющий АО подал встречное заявление – о признании указанных поручительств недействительными.
Три судебные инстанции признали сделки по поручительству недействительными, и арбитражный управляющий банком обратился с жалобой в ВС РФ.
ВС РФ пояснил, что корпоративные отношения между поручителем и заемщиком дают объяснение совершению подобных сделок. А в конкретном случае стороны сделки по поручительству и иные, предоставившие обеспечение исполнения обязательств субъекты входили в одну группу компаний.
В частности, по этому основанию судебные акты трех инстанций были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

2. Дело, где суд привел пример обстоятельств, способных свидетельствовать об аффилированности (Определение ВС РФ №305-ЭС18-17629 (2))
Общество попросило суд включить его требования (основной долг и проценты) в реестр к должнику. Заявление было основано на том, что общество, являясь поручителем должника, исполнило за него обязательство по выплате банку задолженности.
Суды первых двух инстанций удовлетворили заявление, в кассации часть акта о начислении процентов направили на новое рассмотрение, остальное оставив без изменения.
Суды не приняли доводы конкурсного кредитора насчет того, что между заявителем и банкротящейся компанией имеются отношения, направленные на формирование подконтрольной задолженности и влияния на ход банкротных процедур. 

Мнение Верховного суда
Тем не менее, ВС РФ посчитал важным довод конкурсного кредитора о том, что заявитель и должник имеют одного и того же конечного бенефициара – физическое лицо, определяющее действия этих хозяйствующих субъектов и иных, применяющих счет должника как транзитный.
Несмотря на то, что формальных юридических проявлений аффилированности не имелось, ВС РФ напомнил: основание для признания лица бенефициаром – это его возможность для дачи обязательных к исполнению распоряжений подконтрольным компаниям или оказание на них влияния иным образом. При этом обычно конечный бенефициар не желает раскрываться, юридической связи с подконтрольными фирмами у него не имеется.
Поэтому судам следовало определить, имелись ли свидетельствовавшие о подчиненности обстоятельства – такие, как:
  • синхронные действия лиц, входящих в одну группу при отсутствии каких-либо экономических оснований для этого;
  • нарушение экономических интересов одного субъекта для выгод другого из этой же группы;
  • исключение при этом иных обстоятельств, при которых могли бы возникнуть такие ситуации.

Кроме того, не было учтено, что заявитель не занимался таким основным видом деятельности, как предоставление обеспечения. А значит, имелись мотивы к предоставлению поручительства:
  • либо аффилированность;
  • либо экономическая выгода заявителя.

Суды не изучили указанные обстоятельства. Верховный суд пояснил: нужно отследить внутригрупповые отношения, установив, принадлежат ли должник и заявитель к одной группу лиц. В этой связи принятые по делу судебные акты были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

3.  Дело об оптимизации долгов аффилированных лиц (Определение ВС РФ №305-ЭС18-18943)
В 2006 году ООО-1 перечислило ООО-2 более 20 млн рублей на условиях договора беспроцентного займа сроком на 5 лет. 
В 2007 году ООО-1 уступило требование этих денежных средств ООО-3. При этом ООО-3 обязалось выплатить стоимость уступки требования до 2015 года, однако не сделало этого. В 2013 году ООО-1 уступило данное требование ООО-2.
По условиям второй уступки:
  • обязательство ООО-2 перед ООО-1 было прекращено зачетом нераскрытого сторонами обязательства;
  • ООО-2 стало должником ООО-3 в отношении возврата заемных средств;
  • ООО-3 стало должником ООО-2 в отношении выплаты цены договора цессии.

В сентябре 2017 года ООО-3 было признано несостоятельным, ООО-2 попросило признать его требования к ООО-3. 
Суд первой инстанции заявителю отказал, так как закончилась исковая давность (момент заключения первого договора цессии).
В апелляции и кассации с такой позицией не согласились, указав, что раз в первом договоре уступки требования срок - 2015 год, то исковая давность не истекла.
При этом были отклонены доводы конкурсного управляющего должником о связанности ООО-1, ООО-2 и ООО-3 – поскольку суды посчитали, что вхождение в одну группу лиц не свидетельствует об отсутствии фактических отношений. Кроме того, между совершением сделок имелся большой временной разрыв.

Почему с этим не согласился Верховный суд?
  • Мажоритарный корпоративный контроль за ООО-1, ООО-2 и ООО-3 осуществляли физические лица, связанные брачными отношениями, что было установлено судом апелляционной инстанции. При этом в обычном обороте аффилированные лица стараются оптимизировать внутренние долги, что может длиться с учетом доверительных отношений неограниченное количество времени. В этой связи временной разрыв при заключении договоров правового значения не имеет.
  • Учитывая факт, что по требованию ООО-3 к ООО-2 срок исковой давности истекал до отсроченного исполнения встречного обязательства, компании не желали ни взыскивать долги, ни оформлять соглашения о взаимозачете. Такое поведение может свидетельствовать об аффилированности этих лиц.
  • После инициирования в отношении ООО-3 процедуры банкротства, аффилированное с ним ООО-2 воспользовалось оптимизацией внутренних долгов и заявило требование о включении задолженности в реестр. Было очевидно, что арбитражный управляющий ООО-3 потребовать исполнения с ООО-2 уже не сможет – из-за истечения исковой давности. В этой связи ВС РФ оставил в силе акт первой инстанции.



143 0
[Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи] Зарегистрироваться